Как собрать данные в полевом качественном исследовании / How to Collect Data in Qualitative Field Research

Копия Как собрать данные_обл_13 мм (1)_page-0001Наше учебное пособие в соавторстве с Елизаветой Полухиной и Анной Стрельниковой “Как собрать данные в полевом качественном исследовании” вышло в Издательском доме Высшей школы экономики. Пособие содержит информацию о качественных методах сбора эмпирических данных, которые мы применяли в наших совместных проектах последних лет. Книга приглашает читателя к размышлению о методологическом инструментарии и вносит вклад в дискуссию о том, как исследователи могут решать методические проблемы, возникающие в ходе полевой работы.

Вы можете скачать Главу 1, пройдя по ссылке: Проектирование качественного полевого исследования.

Ссылка: А. В. Ваньке, Е. В. Полухина, А. В. Стрельникова. Как собрать данные в полевом качественном исследовании. Нац. исслед. ун-т Высшая школа экономики. — М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2020.

Как собрать данные_обл_13 мм (1)_pages-to-jpg-0001

Our handbook in coauthorship with Elizaveta Polukhina and Anna Strelnikova How to Collect Data in Qualitative Field Research was released by the Publishing house of the Higher School of Economics. The book contains information about qualitative methods of collecting empirical data which we applied in our group projects in recent years. The book invites the reader to reflect on methodological tools and contributes to the debate about how researchers can solve methodical problems emerging during the fieldwork.

You can download Chapter 1 (in Russian) by following the link: Designing Qualitative Field Research.

Reference: Vanke, A., Polukhina, E., Strelnikova, A. (2020). Kak sobrat’ dannye v polevom kachestvennom issledovanii [How To Collect Data in Qualitative Field Research]. Moscow: The Higher School of Economics Publishing House. (In Russian).

Публикации 2018

В 2018 году вышли следующие мои статьи, посвященные исследованиям маскулинной телесности и территориальной идентичности в индустриальных районах.

Ваньке, Александрина (2018). Мужские тела, сексуальности и субъективности, Философско-литературный журнал Логос 28(4), сс. 85-108.

fresh-topleft.jpgАннотация. Углубление социального неравенства, которое автор связывает с глобальным распространением неолиберализма, усложняет систему властных отношений между мужскими телами и сексуальностями и ведет к дифференциации типов маскулинности. На материале 43 биографических интервью переосмысляются властные отношения внутри двух социально-профессиональных сред — так называемых синих и белых воротничков. Автор приходит к выводу, что через регулирование телесности сфера труда управляет эмоциональными отношениями и, как следствие, сексуальной жизнью мужчин из обеих групп. Наряду с этим режимы производственного и офисного труда генерируют разные логики управления мужской телесностью, которые воспроизводятся в приватной сфере и используются для создания мужской субъективности.

Основным ресурсом конституирования мужественности для рабочих служат физическая сила и умения, тогда как для офисных клерков — телесная репрезентация и перформанс. Следствием дифференциации в структуре труда становится неравенство возможностей создать «успешный» маскулинный субъект. Мужчины-рабочие называют себя «неудачниками», в то время как служащие считают себя «состоятельными», хотя и те и другие в равной степени выступают объектами эксплуатации. Телесный труд рабочего отчуждается в процессе управления телами на производстве, тогда как тело офисного клерка коммодифицируется и превращается в знак в системе символического обмена. Вместе с тем результаты исследования свидетельствуют о размывании средовых границ и ослаблении классового сознания, что позволяет мужчинам — рабочим и офисным служащим — применять сходные сексуальные стратегии, различающиеся лишь по форме и стилю. Маскулинная субъективность синих и белых воротничков включает одни и те же компоненты традиционной, либеральной и новой мужественности, которые отличаются по способам и формам выражения.

Ключевые слова:  мужчины; тело; сексуальность; синие воротнички; белые воротнички; труд; власть; эмоции; неравенство.

 

Ваньке, Александрина и Елизавета, Полухина (2018). Территориальная идентичность в индустриальных районах: культурные практики заводских рабочих и деятелей современного искусства, Laboratorium Журнал социальных исследований 10(3), сс. 4-34.

cover_issue_31_en_USАннотация. В статье рассматриваются территориальные идентичности, сформировавшиеся вокруг советских предприятий: завода имени И. А. Лихачева (ЗИЛ) в Москве и Уральского завода тяжелого машиностроения (Уралмаш) в Екатеринбурге. На примере двух кейсов авторы отвечают на вопрос о том, как создается территориальная идентичность индустриальных районов в постсоветской России. Авторы анализируют культурные практики в двух индустриальных районах и показывают, какой вклад в изменение их территориальных идентичностей вносят культурные акторы: представители творческих профессий и культурной среды, то есть научные работники, художники, архитекторы, фотографы, преподаватели высших учебных заведений, работники музеев, культурные и городские активисты. Исследование обнаруживает увеличение социального неравенства между резидентами индустриальных районов: рабочими и представителями других социальных групп. На фоне неолиберальной политики новые социальные акторы приходят в индустриальные районы, изменяя конфигурацию их социального состава. Оба кейса – территории вокруг завода имени И. А. Лихачёва и Уралмашзавода – демонстрируют наслоение разных типов идентичности и ассоциирующихся с ними культур рабочего и среднего классов. Так, в случае индустриальных районов мы можем говорить о множественной территориальной идентичности, которая выражается в том, что коренные жители и новые культурные акторы применяют классово дифференцированные «советские» и «постсоветские» культурные практики, воспроизводят «старые» и «новые» стили жизни.

Роль культурных акторов в формировании множественной территориальной идентичности индустриальных районов амбивалентна. С одной стороны, они вносят вклад в создание новой культурной среды и ведут работу по снятию маргинальных маркеров с промышленных территорий, делая эти районы более привлекательными для общегородских публик. С другой стороны, в процессе культурной экспансии резиденты индустриальных районов становятся «невидимой» социальной группой, лишенной возможности говорить публично. Культура рабочих, выражающаяся в практиках культурного потребления, сформировавшихся в советский период (например, посещение театров, музеев, домов культуры) и ремесленных навыках (например, вышивание, вязание, пошив одежды для женщин, а для мужчин создание предметов быта своими руками), обесценивается и не воспринимается как достойная внимания. Таким образом, деятельность культурных акторов вписана в общий тренд джентрификации и вытеснения рабочих за пределы промышленных территорий и публичного пространства. Вышеперечисленные процессы указывают на воспроизводство культурного, классового и территориального неравенств внутри индустриальных районов.

Ключевые слова: территориальная идентичность, индустриальный район, культурные практики, заводские рабочие, культурологический анализ классов

Тампере. Уютный город с индустриальной культурой

В первые дни декабря мне довелось побывать в уютном финском городе – бывшем промышленном центре Финляндии, известном сегодня как центр новых технологий, образования и науки. В Тампере я приехала на несколько дней для того, чтобы принять участие в семинаре “Маскулинности на границах”, который предполагал дискуссию по вопросам мужественности между финскими и российскими исследователями, художниками и активистами. Наш междисциплинарный семинар проходил в двух местах, в Музее индустриальной культуры Верстас и Музее Ленина, что повлияло на мое восприятие города.

Многослойный контекст пребывания в Тампере заставил задуматься о том, что может превратить промышленный город в удобное место для жизни и отдыха.

img_1371
Картонажная фабрика Тако. Фото Александрины Ваньке

Первое, что поражает, когда добираешься пешком за десять минут от вокзала до центра, – это то, что самая современная гостиница Sokos, в фойе которой постоянно толпятся туристы, расположена вблизи фабрики по производству картона. Из большого окна номера открывается вид на чудесный пруд и заводскую трубу, выпускающую клубы дыма. Здесь же около гостиницы находятся магазины, ночные клубы, бары, кафе и ресторанчики с вкусной едой и недорогими (по европейским меркам) ценами. С ними соседствуют бывшие фабричные здания, помещения которых сейчас заняты парикмахерскими, офисами и художественными мастерскими. Но это далеко не все! В этом же пространстве вы найдете пристань с красивыми маленькими яхтами, палубы которых присыпаны белым снежком.

img_1364
Вид на реку Таммеркоски. Фото Александрины Ваньке

Обилие такого количества разнородных объектов инфраструктуры в одном месте удивительным образом создает в Тампере комфортную городскую среду, что приводит в восторг туристов.

Стоит пройти немного наверх от пристани и пространство поменяет свою конфигурацию. По мере удаления от центра улицы расширяются и образуют прямые линии, а в жилых кварталах дома новой постройки перемежаются со зданиями бывших ткацких фабрик, построенных в XIX веке из красного кирпича. В последних сегодня размещаются салоны красоты и студии дизайна. И если оказаться на одной из таких линий, например, на улице Papinkatu, то в одном ее конце можно увидеть церковь, а в другом – парк и бухту. Удивительно, как отдыхают глаза, когда смотришь на водную гладь и тонкие льдинки. И в этом почти безлюдном месте может произойти нечто неожиданное. Например, можно встретить красивого финского зайца, который любезно согласится попозировать на камеру.

img_1391
Финский заяц на фоне бывшей ткацкой фабрики. Фото Александрины Ваньке

img_1383
Южный парк и бухта Вииниканлахти. Фото Александрины Ваньке

Сбалансированная экосистема и здоровая природная среда, по отношению к которой местные жители проявляют заботу, добавляет гармонии спокойному ритму жизни Тампере.

Вместе с тем, живая интеллектуальная среда с прогрессивными идеями в области социальных наук оставляет ощущение открытости и создает свободное пространство для кросс-культурных обменов и множественных интерпретаций. Невероятная атмосфера Тампере, задаваемая структурой урбанистического пространства, помогла, на мой взгляд, и участникам семинара “Маскулинности на границах” найти точки соприкосновения и осознать важность трансграничного диалога. Ведь осмысляя другого по ту сторону границы, мы лучше узнаем себя.