Телесное – воображаемое | желаемое – действительное: возможности анализа национальной идентичности

wTac9knyREz8I1kzvGZluKtFy2Uh7a2sowLhZumTtSI=w1086-h721-no

Семинар “Тело | образы | культура: дискурсивно-визуальный анализ национальной идентичности”

20 июня состоялся специальный семинар на тему «Тело, образы, культура: дискурсивно-визуальный анализ национальной идентичности», организованный НУГ «Стратегии смешивания методов в социальных исследованиях» совместно с участниками проекта «Социально-исторические аспекты национальной идентификации в России, Украине и Польше”.

Участники проекта «Социально-исторические аспекты национальной идентификации в России, Украине и Польше” подготовили семинар при поддержке Фонда Розы Люксембург. С докладами выступили Юлиана Матасова (Киевский национальный университет имени Тараса Шевченко, Институт транстекстуальных и транскультурных исследований, Университет Лион-3 имени Жана Мулена) и Александрина Ваньке (Институт социологии РАН, Государственный академический университет гуманитарных наук).

Культуролог и литературовед Юлиана Матасова в своем выступлении рассмотрела визуальные стратегии создания сценического образа украинской популярной певицы Ирины Билык, проследив механику тотальной трансформации ранее существующего канона как необходимую для воплощения национально желаемого в условиях постколониального транзита, осуществляемого Украиной. В обстоятельствах счастливой» прекарности – когда индустрия популярной культуры в независимой Украине не структурирована – Билык избирает тактику ухода от партикулярности национального (эксплуатируемого в советском) в сторону «притягательных» универсалий «западного». В середине 1990-х, утвердившись в статусе самой популярной автора и исполнительницы, певица начинает трансгрессию собственного канона, обращаясь за вдохновением к субверсивным практикам женской альтернативной сцены США (Кортни Лав, Тори Эймос). Тем самым Билык интуитивно реагирует на ухудшающиеся политические условия постколониальной нации: одним из методов их актуализации и одновременного сопротивления им становится визуальная стратегия агрессивной аглификации. В 2000 году, как бы подытоживая предыдущий опыт по актуализации и реализации национально желаемого, певица создает радикально новый образ, который парадоксально работает с национально-мифологической архетипикой Тени, постулируя следующий этап постколониального транзита Украины. Однако на фоне наступления «фронтиров капитала» мирового и прежде всего российского шоу-бизнеса певица вынужденно прибегает к визуальной самоцензуре, возвращаясь к своему, казалось бы, каноническому (комфортному) образу. Впрочем, теперь он воплощает обстоятельства трагической национальной «бездомности».

Методологии и методическим приемам анализа национальных образов и метафор посвятила свое выступление социолог Александрина Ваньке. В нем она, с одной стороны, наметила перспективы для формулирования понятий «политическое тело нации» и «национальное тело», которые, по ее мнению, сходятся в точке с «национальным воображением», вносящим вклад в работу по построению воображаемого сообщества. С другой стороны, опираясь на разнообразные эмпирические материалы (высказывания участников фокус-групп, их коллажи и рисунки, а также высказывания экспертов, статьи и изображения из масс-медиа), она выстроила классификацию метафорических образов России и Украины, наполняющих русское языковое пространство, среди которых присутствуют как телесные, так и другие виды образных высказываний. В числе выделенных ею типов: гендерные, животные, природные, пространственные, географические, символические метафоры, которые атрибутируются России и Украине. Примером может послужить укоренившееся в постсоветской ментальности восприятие обеих стран как женщин. Однако если Россия представляется зрелой женщиной – матерью, то Украина ассоциируется с девушкой – «невестой на выданье». Зафиксированный докладчицей перенос конфликта между Россией и Украиной в плоскость семейных и кровнородственных отношений участниками фокус-групп позволил обнаружить точки схождения политического тела нации и национального тела, где открывается возможность для проявлений национализма. В ходе дискуссии участники семинара пришли к мнению о том, что исследования национальной идентичности должны быть кросс-культурными и международными – предлагать взвешенный взгляд на процессы, протекающие в постсоветской действительности. Вместе с тем, междисциплинарный диалог на границе и поверхности понятий позволил выйти за пределы противоречий и посмотреть на национальное желаемое и действительное, телесное и воображаемое через призму критической оптики.

С другими материалами исследований Александрины Ваньке и Юлианы Матасовой можно ознакомиться на сайте проекта по национальной идентичности.

Доклады вызвали оживленную дискуссию, так как тематика национальной идентичности является особенно актуальной в последние годы. В частности, комментарии Алексея Васильева были связаны с рекомендацией привлечь польский эмпирический материал (провести фокус-группу или опрос в одном из регионов Восточной Польши, например, в Люблине, где тесно взаимодействуют польская и украинская культуры, а также учится много украинских студентов). По мнению Алексея, важно, чтобы был не только российский взгляд на Польшу и Украину, но и обратные взгляды. Также участникам проекта было рекомендовано привлечь работы А.ДеЛазари из Лодзи и профессора Рябова из Иваново о “русском медведе” и вообще о польских стереотипах о России, а также отечественную традицию имагологических исследований, в первую очередь представленную специалистами Института славяноведения РАН, профессорами Хоревым, Липатовым, Лескинен и др., и уточнить понятийный аппарат – говорить скорее о телесной метафоре национального, а не о “политическом теле нации”.

Оригинал записи находится здесь.

Образы и пространства: весенняя школа по Public History

10419618_1128545777171370_8565654348059665889_n© Фотография Ольги Буториной

16-17 мая в Московской высшей школе социальных и экономических наук, попросту именуемой Шанинкой, прошла весенняя школа по публичной истории, вольной слушательницей которой мне посчастливилось стать совершенно случайно. Следует отметить, что география участников школы была весьма широка и протянулась от Новосибирска до Кишинева, что можно считать большим успехом.

И, несмотря на свою профессиональную идентификацию с социологией, я, как и другие участники, принадлежащие к различным дисциплинам, начиная с истории и заканчивая культурологией, чувствовала себя приятно в компании начинающих и опытных исследователей разных взглядов и возрастов, которые занимаются изучением публичной сферы и осмыслением донесения гуманитарного знания до широкой общественности.

Теперь подробнее о структуре и подходах. Программа включала в себя лекционную часть, проектную и дискуссионную, что позволило совместить разные способы говорения об истории в обществе и взять за основу диалогичность. Режим вопрос-ответ в рамках лекций, коллективные обсуждения в ходе проектной работы и диалоги во время дискуссий, которые разворачивались подобно перекидыванию теннисного мячика, позволили создать широкую и свободную для входа дискуссионную площадку, на которой собралось порядка пятидесяти человек.

Лекционная программа сплошь и рядом пестрела учеными, активистами и журналистами, одним словом, людьми, которые выполняют в обществе функцию культурных посредников, осуществляя перевод исторического знания в популярную форму – перенося его из мира академии в мир широких аудиторий и обратно. Поэтому неудивительно, что в ходе выступлений можно было услышать такие словосочетания, как «нарративизация прошлого в медиа», «история в СМИ», «настоящее прошлого в документалистике» и другие.

Наряду с маститыми и известными лекторами участники школы смогли познакомиться с работами выпускников магистерской программы по публичной истории, занимающихся разными темами от нарративов советских пионерских журналов до истории в музейном пространстве. И таким образом была показана публичная история в действии.

Если задаться вопросом о том, что же удалось вынести из весенней школы, то я бы на него ответила так. Во-первых, множественность определений публичной истории, которые предложили участники. Если свести их воедино, то публичную историю можно понимать, с одной стороны, как нарративы о прошлом, ориентированные на массовое потребление, с другой стороны, как область гуманитарной науки, изучающей то, как нарративы о прошлом становятся частью массового потребления. И, наконец, Public History можно воспринимать как выстраивание диалогического моста между профессиональными историками, находящимися, по словам Артема Кравченко, в башне из слоновой кости, и обществом, состоящим из разнообразных публик.

Во-вторых, школа предоставила возможность еще раз увидеться и обменяться мыслями с коллегами из других городов, с которыми мы ведем совместные проекты, и познакомиться с исследователями, с которыми нас связывают общие интересы, жизненные установки и отношение к критическому знанию. И, в-третьих, атмосфера весенней школы, созданная организаторами и участниками, доставила радость от продуктивного общения, обмена знаниями и эмоциями, которые порождают низовые связи между людьми и образуют сообщества.

Национальная идентификация и представление прошлого: Россия, Украина и Польша

Публичная дискуссия

НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕНТИФИКАЦИЯ И ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ПРОШЛОГО: РОССИЯ, УКРАИНА И ПОЛЬША

28 марта в 17.00 

книжный магазин «Циолковский», г. Москва, Пятницкий переулок, д. 8

В ходе публичной дискуссии, организованной при поддержке Фонда Розы Люксембург, состоятся выступления историков Станислава Кувалдина и Джованни Савино. На обсуждение будут вынесены вопросы национального самосознания, исторической памяти и современной национальной мифологии в странах Восточной Европы. К участию приглашаются все заинтересованные.

Джованни СавиноРоль представления прошлого в формировании русской и украинской национальных идентичностей”

Одним из способов конструирования национальной идентичности служит создание мифов о прошлом. Какие мифологии существуют сегодня в национальных дискурсах России и Украины? Киевская Русь, Российская Империя, Первая мировая война, Великая Отечественная война – историческая память об этих государствах и событиях наполнена различными историями и легендами, которые, составляя современный медийный дискурс, формируют представление российского и украинского обществ о прошлом. Каковы последствия и эффекты воздействия репрезентаций истории? Как сегодня воспринимается прошлое в России и Украине? И как это восприятие формирует социальное и национальное самосознание русских и украинцев?

Станислав КувалдинВоздействие событий в Украине на традиционные подходы к польской восточной политике различных политических сил Польши 

Вопрос о том, как относиться к землям, разделяющим Россию и Польшу и некогда входивших в состав Речи Посполитой, а также – к национальным устремлениям населяющих эти территории народов, был одним из пунктов дискуссий между конкурирующими концепциями возрождения польской государственности на рубеже XIX и XX веков. Различие в подходах к этим вопросам между сторонниками Юзефа Пилсудского и Романа Дмовского сохраняют свое значение и для сегодняшней политической мысли Польши. Творческая переработка этих концепций продолжалась и в среде польской эмиграции и антикоммунистической оппозиции, в частности на страницах журнала «Культура». Подход главного редактора «Культуры» Ежи Гедройца к проблеме взаимоотношений с восточными соседями считается одним из основополагающих для внешнеполитических доктрин современной Польши. Резкую линию на отказ от этого подхода в связи с Украиной демонстрируют сейчас крайние националисты Польши, считающие себя идейными наследниками Романа Дмовского и занимающие позицию объективно выгодную России.

Модерируют дискуссию социолог Александрина Ваньке и историк Всеволод Сергеев.

Оригинальную запись можно посмотреть здесь.

Исследовательская выставка «Чего хочет Коммунарка?»

15 мая в 19:00

Дом культуры “Коммунарка”, поселение Сосенское, поселок Коммунарка, 14А

Центр культурных инициатив Новой Москвы, Московское агентство по развитию территорий и Агентство «Творческие индустрии» приглашают всех желающих на выставку по итогам социологического исследования «Чего хочет Коммунарка?». Партисипаторное исследование осуществлялось учащимися школы №2070, чья полевая работа координировалась профессиональными социологами.

Как и с кем проводят свободное время современные школьники? Чем они увлекаются и где бывают? Что для них является значимым и важным? Каким они видят свое место проживания, каких изменений хотели бы, и что для их реализации можно сделать? Ответы на эти вопросы были обобщены и представлены в виде инфографики и фотоколлажей, ознакомиться с которыми можно на открытии выставки.

Приглашенная команда проекта:

• Анжелика Литвинова (автор и руководитель проекта, исследователь, куратор выставки),
• Александрина Ваньке (исследователь),
• Олег Суровягин (исследователь),
• Валерия Окорокова (дизайнер).

Более подробную информацию о проекте можно посмотреть на сайте Центра культурных инициатив Новой Москвы.

Материалы по теме проекта:

Изображение