Мужская телесность и сексуальность

Проект по маскулинной телесности и сексуальности я веду с 2009 г. Его результаты составляют основу моей диссертационной работы и нескольких публикаций. В нем я изучаю конституирование маскулинного субъекта в режимах труда и приватной сферы через аспект телесности, исследую дискурс о мужском теле, так же как и телесно-дискурсивные практики, актуализирующие себя в диалогической ситуации интервьюирования.

В основе исследования лежат подходы дифференцированного социального пространства Пьера Бурдье и дисциплинарных режимов Мишеля Фуко. Вместе с тем, применяются понятия “телесного капитала” Лоика Вакана и “телесного знания” Райнера Келлера наряду с понятием “мужского габитуса”, которое разрабатывается Михаэлем Мойзером, Корнелией Бенке и Беате Крайс.

В рамках проекта мною были опрошены мужчины из двух социально-профессиональных сред: рабочие и офисные служащие из Москвы и Санкт-Петербурга в возрасте от 20 до 55 лет – всего 45 биографических интервью. Также изучалась маскулинная телесность в экстремальном режиме дисциплинирования: сопоставительный анализ осуществлялся на материале биографических интервью с мужчинами, имеющими опыт участия в боевых действиях – 11 интервью.

Публикации по теме:

The Corporeality of Working-Class Men in Labor Regimes and the Private Sphere, Laboratorium. Russian Review of Social Research 1. 2014. P. 154–158.

The article considers masculine corporeality as enacted in the working spaces of a construction site and a factory and as it is displayed in the private lives of workers through their sexuality and practices of care for the self. I compare the narratives of corporeality of male blue-collar workers from Moscow and Saint Petersburg, which I collected in 2010–2011. How do workers narrate their bodies? How is masculine corporeality related to the differing labor regimes of a Moscow construction site and a Saint Petersburg factory? What sexual strategies do male workers use? And how is masculine subjectivity constituted through practices of care for the self? This article aims to answer these questions.

Телесность мужчин рабочих профессий в режимах труда и приватной сферы // Laboratorium. Журнал социальных исследований. 2014. №1. С. 60–83.

В статье рассматривается маскулинная телесность, помещенная в трудовое пространство завода и стройки и проявляющая себя в приватной сфере рабочих через сексуальность и «заботу о себе». Предметом сопоставления выступают рассказы о телесности мужчин рабочих профессий из Москвы и Санкт-Петербурга, записанные автором статьи в 2010–2011 годах. Как рабочие рассказывают о своем теле? Как маскулинная телесность соотносится с режимами труда московской стройки и петербургского завода? Каковы сексуальные стратегии, реализуемые мужчинами-рабочими? Каким образом маскулинный субъект конституируется посредством практик «заботы о себе» (соматической культуры)? Поиску ответов на эти вопросы посвящена данная статья.

Мужская сексуальность в дискурсе журнала Men’s Health // Здоровье и интимная жизнь: социологические подходы. Сборник под ред. Е. Здравомысловой и А. Тёмкиной. СПб: Издательство Европейского Университета в Санкт-Петербурге, 2011. С. 178–209.

Проблематика данной статьи связана с производством категории мужской сексуальности в русскоязычном журнале Men’s Health. Для того чтобы показать, как мужская сексуальность конституируется в журнальном дискурсе, автор использует методы критического анализа дискурса и анализа визуальных изображений. В статье также изучается социальный контекст, отсылающий к массовой культуре потребления, которая характеризует современное российское общество.

L’articolo analizza la memoria del corpo e l’espressione delle emozioni dei militari russi di sesso maschile che parteciparono alla guerra in Afghanistan. La ricerca punta a indagare la struttura basilare della memoria del corpo e ad analizzare gli elementi strutturali di tipo emozionale riscontrabili nelle narrazioni dei veterani di quella guerra. L’Autrice riflette sui luoghi fisici nei quali si concentra la memoria del corpo, quali segni e tatuaggi impressi nel corpo, che sono visibili, percepibili e indelebili. Queste iscrizioni assumono il valore della “verità” sul passato, impressa nel corpo maschile. L’articolo si interroga sulle seguenti questioni: che funzione ha la memoria del corpo nei racconti di guerra maschili? Quali sono gli esiti del lavoro della memoria sul corpo? Quale ruolo giocano le emozioni durante il processo del ricordare? Che tipo di emozioni esprimono i veterani nei loro racconti? Che tipo di connessione esiste tra memoria del corpo ed espressione delle emozioni?

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s