The Corporeality of Working-Class Men in Labor Regimes and the Private Sphere. Extended Summary

Abstract. The article considers masculine corporeality as enacted in the working spaces of a construction site and a factory and as it is displayed in the private lives of workers through their sexuality and practices of care for the self. I compare the narratives of corporeality of male blue-collar workers from Moscow and Saint Petersburg, which I collected in 2010–2011. How do workers narrate their bodies? How is masculine corporeality related to the differing labor regimes of a Moscow construction site and a Saint Petersburg factory? What sexual strategies do male workers use? And how is masculine subjectivity constituted through practices of care for the self? This article aims to answer these questions. In Russian, extended summary in English.

Keywords: Masculine Body; Blue-Collar Workers; Masculine Sexuality; Masculine Subjectivity; Somatic Culture; Russia

The crisis of masculinity in the contemporary world challenges many traditional tenets of gender theory. In modern Russia, physical labor has always been considered a masculine sphere, and male blue-collar workers are thought to epitomize normative masculinity. However, in the 1990s, when the status of Russian workers was downgraded and their economic standing worsened, the value attributed to masculinity was challenged. Scholars describe a “crisis of masculinity” arising in the post-Soviet transition. Its distinguishing characteristics are the impossibility of conforming to the paradigms of traditional masculinity, defiant physical behavior incompatible with self-preservation instincts, destructive bodily practices, harmful habits, and accidents, leading to the high susceptibility of men to various health disorders. Read more…

Телесность мужчин рабочих профессий в режимах труда и приватной сферы

В журнале Laboratorium вышла моя статья “Телесность мужчин рабочих профессий в режимах труда и приватной сферы”. Надеюсь, она будет интересна рабочим, профсоюзным активистам и журналистам, которые готовят материалы о рабочих, а также исследователям, занимающимся социологией тела, гендерными вопросами и проблемами рабочего класса в России.

Lftim nz;tke. bylecnhb.

Статья основана на результатах проекта, осуществленного на базе Института социологии РАН в 2009–2013 гг.

Мне хотелось бы поблагодарить Елену Рождественскую, Ирину Тартаковскую, Елену Здравомыслову и Анжелику Литвинову за помощь и обсуждения на разных этапах проведения исследования. Я благодарна рабочим, согласившимся принять участие в исследовании, а также анонимным рецензентам и редакторам журнала Laboratorium за комментарии и замечания, которые позволили улучшить статью.

В статье рассматривается маскулинная телесность, помещенная в трудовое пространство завода и стройки и проявляющая себя в приватной сфере рабочих через сексуальность и «заботу о себе». Предметом сопоставления выступают рассказы о телесности мужчин рабочих профессий из Москвы и Санкт-Петербурга, записанные автором статьи в 2010–2011 годах. Как рабочие рассказывают о своем теле? Как маскулинная телесность соотносится с режимами труда московской стройки и петербургского завода? Каковы сексуальные стратегии, реализуемые мужчинами-рабочими? Каким образом маскулинный субъект конституируется посредством практик «заботы о себе» (соматической культуры)? Поиску ответов на эти вопросы посвящена данная статья.

Ключевые слова: маскулинная телесность; мужчины рабочих профессий; мужская сексуальность; мужской субъект; соматическая культура; Россия

Кризис маскулинности в современных условиях ставит под вопрос многие привычные тезисы гендерной теории. Сфера тяжелого физического труда традиционно считается мужской, а мужчины-рабочие привычно считаются основными трансляторами нормативной мужественности[1]. Однако в 1990-е годы, когда произошло снижение статуса и ухудшение экономического положения российских рабочих, классическая маскулинность была поставлена под вопрос (Kiblitskaya 2000:91, 94, 96, 100). Читать дальше…